Интервью с кандидатом медицинских наук, пластическим хирургом, врачом косметологом Лией Гурамовной Гавашели

Голосов: (1)

Форма для голосования

Фамилия(*)
Введите Вашу фамилию

Имя(*)
Введите Ваше имя

Телефон(*)
Введите номер телефона

E-mail(*)
Не верный формат email.
Или Вы уже голосовали в этой номинации.

Откуда Вы узнали о Премии «Грация»:
Неверный Ввод

Введите код с картинки(*)
Введите код с картинки  ОбновитьНеверный Ввод

«Мы, пластические хирурги, занимаемся искусством. Мы творческие люди».
Лия Гурамовна Гавашели, к.м.н., пластический хирург, врач-косметолог
Специализация: пластическая хирургия, челюстно-лицевая хирургия, дерматология.
Президент Российского отделения Международного общества хирургической анатомии (SIACH).
Доцент кафедры пластической хирургии «Института пластической хирургии и фундаментальной косметологии»
Научный руководитель и главный врач «Клиники молодости Лии Гавашели»
Официальный международный Тренер и Эксперт: IPSEN, GALDERMA, VIVACY
Официальный член WOSIAM.
С 1995 года –спикер более 80 Международных курсов, Конгрессов и Мастер-классов.
Автор более 60 научных работ в области эстетической периодике.
За более чем 20-летнюю хирургическую практику было сделано более 10000 инъекций БТА и филлеров, проведено более 1300 хирургических блефаропластик, более 400 хирургических отопластик, более 400 хирургических подтяжек лица, более 300 хирургических липосакций, более 1000 лазерных шлифовок, более 5000 нитевых коррекций.

 

Почему люди обращаются к вам, к хирургу?

  Здесь много составляющих. Во-первых, это определенный опыт и навыки, которые были отточены мной за долгие годы работы. В тоже время я не стою на месте – это не олд скул (Old school с англ. — «Старая школа»): я постоянно развиваюсь. Это позволяет мне пользоваться как классическими методиками, так и применять новые технологии и использовать креативные решения во время операций, чтобы в результате получать, если можно так выразиться, «вишенку на торте» - изюминку, которая позволит подчеркнуть индивидуальность человека, который обратился ко мне за помощью.

Какую операцию вам нравится делать больше? Есть ли у Вас любимые операции?

  Безусловно, каждый пластический хирург должен уметь делать определенный спектр операций. Но у любого специалиста есть любимая процедура, которую он делает с большим удовольствием. Что касается меня я люблю делать антивозрастные операции, которые связаны как с профилактикой старения, так и направленные на борьбу с возрастными изменениями, в первую очередь, в области лица (эндоскопический лифтинг). Для меня в приоритете все оперативные вмешательства, так или иначе связанные с орбитальной зоной – это, конечно же, разные виды блефаропластики, а также коррекция средней и третьей зон лица (фейслифтинг со смас-платизмапластикой). В последнее время мне нравится делать ринопластику, которая, на мой взгляд, придает лицу утонченность. К слову сказать, возрастные пациенты нуждаются в подобном вмешательстве достаточно часто. Даже в Голливуде после 40+ ринопластика является одной из самых популярных операций по омоложению, и это неудивительно, ведь нос точно также, как и другие ткани лица подвержен гравитационному птозу, в связи с чем опускается и с возрастом становится больше.

Какую операцию вы считаете наиболее сложной?

  Любая операция является по-своему сложной. К тому же, нет двух одинаковых операций, потому что нет двух одинаковых лиц. Каждый пациент – это отдельная Вселенная, поэтому все без исключения оперативные вмешательства имеет свои нюансы. С моей точки зрения, особую сложность представляет нижняя блефаропластика, так как она должна проводится с ювелирной точностью, ведь здесь каждый миллиметр имеет значение, а глаза, как известно, зеркало души. Многие пациенты бояться делать нижнюю блефаропластику, им кажется, что в результате вмешательства может измениться разрез глаз. Существует огромное количество техник проведения нижней блефаропластики, которые позволяют избежать подобных осложнений. Вторая по сложности операция – это ринопластика. Поскольку нос – это трехмерная геометрическая фигура, и мы должны сделать операция таким образом, чтобы новый нос, во-первых, подходил «старому» лицу; во-вторых, органично смотрелся на нем в фас, в профиль и в три четверти. Осознавая все эти мелочи, делать ринопластику действительно не просто, но в тоже время интересно – в результате операции необходимо добиться того, чтобы падающие на него светотени делали его привлекательным.

Есть ли в вашей практике какие-нибудь особые, уникальные операции?

  Одно из моих любимых вмешательств связано с подтяжкой верхней трети лица – это эндоскопический фронтотемпоральный лифтинг. Основная задача заключается в подъеме бровей, улучшении состояния кожи в области лба, избавлении от морщин в данной зоне. В результате операции мы получаем распахнутый взгляд, который придает лицу эффект «породистости» и избавляет от некоторого нависания век так, что можно обойтись без блефаропластики.

Вы легко находите общий язык с пациентом?

  С моей точки зрения, я мастер коммуникации. Я уже достаточно давно общаюсь с пациентами, поэтому у меня в этом деле есть большой навык и даже психологические приемы – какие-то из них специально изучались для общения, но большая часть выработалась самостоятельно на основе личного опыта. Когда пациент заходит в кабинет, мы его, возможно, воспринимаем определенным образом, но, когда мы начинаем общаться, человек раскрывается, и мы уже можем дать ему оценку. Конечно же, меняется наше поведение в коммуникации с пациентом, мы начинаем его чувствовать, лучше понимать. Все это выливается в достаточно длительные отношения с пациентами, которые длятся ни один год: они приходят в клинику, посещают разных специалистов, приводят своих друзей и родственников – мам, дочерей, мужей. Это свидетельствует о том, что пациентам нравится общаться. Многие из них со временем превращаются в наших друзей – они переступают черту «просто пациенты» и становятся близкими людьми.

Многие думают, что с помощью пластической операции возможно изменить жизнь. Что вы скажете по этому поводу?

  С моей точки зрения, такого пациента видно сразу – у него большая внутренняя проблема: в его голове присутствует сильный критик, а в душе зияющая дыра. В итоге человек при помощи операции пытается эту дырку залатать: хирургическое вмешательство для него что-то роде последней надежды. Но, к сожалению, практика показывает, что какой бы хороший результат врач не дал такому пациенту, он все равно останется недовольным жизнью. Конечно, бывают исключения из правила – те, кому операция помогла полюбить себя, повысить свою самооценку, изменить жизнь, но чаще всего они изначально не ставили перед собой таких задач, а проводили вмешательства по показаниям. Поэтому я настороженно отношусь к тем, кто приходит к пластическим хирургам с целью изменить свою жизнь.

Приходилось ли Вам отказывать пациентам?

  Не буду скрывать, иногда приходится. Думаю, с подобным явлением сталкивается большинство пластических хирургов. Есть такая категория пациентов, которые ходят из клиники в клинику, делают операции, но остаются стабильно недовольными их результатами. Таким пациентам я обычно мягко отказываю, потому что понимаю, какие бы усилия, знания и умения я не вложила, пациент останется недоволен. Мы хотим получить довольно пациента не только по финансовым соображениям, но и в чисто психологическом плане – это помогает повысить свой внутренний рейтинг как специалисту. Всегда хочется бросить в свою копилку отличные результаты еще одного пациента и тем самым получить удовлетворение от проделанной работы. Мы, пластические хирурги, в первую очередь занимаемся искусством, мы творческие люди, если пациенту не нравится результат, а он в принципе хороший по мнению окружающих, возникает определенный диссонанс. Чтобы его не возникало, подобные случаи надо профилактировать, и я периодически отказываю.

Какие операции на сегодняшний день наиболее востребованы среди пациентов?

  Это зависит прежде всего от возраста. Если мы говорим о молодом поколении, то это операции в стиле фэшн – высокие брови, очень маленький нос, слишком большая грудь и выраженные ягодицы. Поколение Х, где категория пациентов более взрослая и осознанная, предпочитает, чтобы не было видно руки хирурга – чтобы результат оперативного вмешательства был незаметным. С моей точки зрения, востребован весь спектр пластики. Но однозначно выделяются омолаживающие операции: эндоскопический лифтинг лба и бровей, фейслифтинг и блефаропластика.

Интервью
Top